Крым 50-х, Симферополь

Крым 50-х, я и мои сослуживцы в центре Симферополя После окончания военного училища связи я получил назначение в войска ПВО, г. Симферополь.

Начало ноября. Вечером проезжаю Харьков. На путях лежит снег, кружит метель. Присутствуют все атрибуты зимы. На следующее утро конечная остановка – Симферополь (в переводе с греческого языка «город-собиратель», «город пользы»).

Не веришь своим глазам: по ощущениям здесь еще лето или ранняя осень. Тепло, мужчины разгуливают в одних костюмах, а дамы в платьях, кругом зелень.

Прибыл в часть. Замполит задает неожиданный вопрос: не умею ли я рисовать? Признаюсь, что кое-какие задатки художника имеются. И моя служба началась с оформления ленинской комнаты, которая по уставу предусматривалась для каждой роты или корабля для ведения просветительской и идеологической работы. Провозился с этим недели полторы, а затем заступил в качестве техника на передающий радиоцентр.

Передатчики были: РАТ (во время войны использовалась для связи фронтов, штабов с Генеральным штабом), РАФ КВ5 и РАС УКВ. Последняя радиостанция, которую также называли «Чернослив» предназначалась для связи с авиацией.

Хотя я выпускался в качестве командира радиовзвода, пришлось переквалифицироваться в техника, а это связано с ремонтом аппаратуры. Постепенно набрался опыта. Сутки отдежуришь, следующий день отсыпаешься, а затем являешься в часть (офицерская учеба и т.д.).

Командир части – старый холостяк и обычно не уходил со службы раньше 8-9 часов вечера, и пока он находился в расположении части, все офицеры также не отлучались.

Запомнился такой эпизод. Была инспекторская поверка. Стоим на плацу. Для проверки внешнего вида подана команда: «Головные уборы снять!». А вот, чтобы водрузить их на место наш командир эту команду забыл. Наступила длинная пауза, после которой прозвучала дореволюционная команда: «Накройсь!». В результате поверки оказалось, что ваш покорный слуга признан лучшим знатоком радиотехники. Мне поручили проводить занятия по этому предмету с политработниками части (по их просьбе).

Проблема с жильем решилась быстро. Нам выдавали «квартирные» (сумму не помню). С лейтенантом из нашей части сняли комнату в хорошем доме, поблизости от центральной улицы города, которая по вечерам превращалась в «Бродвей».

Таков был тогда обычай, тут продавались прохладительные напитки, можно было купить даже охлажденное молоко и какой-то специфический татарский напиток в специальных бутылках. В доме офицеров работало кафе, в котором посередине зала на постаменте стоял рояль. По вечерам на нем прекрасно играл очень пожилой пианист. Обычно репертуар состоял из попурри из популярных оперетт Кальмана, Оффенбаха и др.

Однажды с приятелем попали на лекцию о фауне Крыма. Лектор говорит: последний крымский волк был убит тогда-то. Нам показалось это смешным: откуда он знает, что волк был последним, может предпоследним? Из зала нас сопроводили.

Ну а после Крыма оказался в Сибири, это служба, не знаешь, где окажешься завтра.

Марк Миранский

Добавить комментарий