Немного о событиях на Даманском

офицеры смотрят в военный оптический приборПроизошло резкое ухудшение советско-китайских отношений. В марте 1969 года поздно вечером по тревоге был собран командный состав части, в которой я имел честь служить.

Помните события на Даманском?

Командир сообщил офицерам:
- «Получена шифровка, согласно которой на базе нашей части должен быть организован полк для помощи пограничникам». Дополнительное стрелковое оружие, пулеметы, гранаты будут выделены ДВО (Дальневосточный военный округ). Командиром полка был назначен заместитель командира части, а я его заместителем.

На следующее утро мы с ним и комендантом пограничного района выехали на близлежащие заставы, чтобы согласовать порядок совместных действий при обострении ситуации на советско-китайской границе.

Подъезжаем к одной из застав, недалеко от дороги видим двух огромных восточных хохлатых орлов, раздирающих своими мощными клювами какую-то дичь, а около них несколько лисиц, подхватывающих объедки с «царского стола». На нас эта «компания» не обратила никакого внимание.

На заставе прочитал статьи в пограничной газете. События, происходившие на острове Даманский, там излагались несколько иначе, чем в центральной прессе. Детали, к сожалению, не помню. Как разворачивались события на Даманском хорошо известно.

Через несколько дней услышал на средних волнах передачу китайской радиостанции на русском языке. Сообщают: по Даманскому и ещё вглубь китайской территории был нанесен СССР мощный удар советских «катюш». Есть много убитых и раненных.

Оказывается, командующий округом генерал-полковник Лосик несколько раз запрашивал московское начальство о возможности нанесения удара, но ответа так и не получил.

Тогда он на свой страх и риск дал команду, взяв всю ответственность на себя. Инцидент был исчерпан.

Юрий Бабанский командир отделения 2-й пограничной заставы Нижне-МихайловскаяОтрывок из статьи. Нижне-Михайловка, март 1969 года, Леонид Плешаков, специальный корреспондент Смены: «С кем бы ни доводилось говорить о боях 2 и 15 марта, все так или иначе вспоминали Юрия Бабанского. Юрий возглавил группу солдат и мастерски руководил этой горсткой в тяжелом бою с маоистами, засевшими на острове. А ночью ходил на Даманский, чтоб под носом у врага вынести с поля боя погибшего накануне полковника Д. В. Леонова. Парень прошел через все горнила Даманского — и ни царапины. Можно сказать: повезло. Можно сказать: отличный солдат — бьет врага, оставаясь сам невредимым. Второе точнее. Школу сержантов Бабанский окончил на «отлично». Службу нес тоже на отлично. Прибавьте природную смекалку, и станет понятно, что дело тут не в исключительном случае. Это закономерность.

Еще не было Указа о присвоении Бабанскому звания Героя Советского Союза, но журналистская интуиция не обманывала газетчиков, собравшихся на заставе: Юрий — настоящий герой.

Нам все время не везло: когда бы ни спросили о Бабанском, ответ бывал двух вариантов: «Юрий в наряде» или: «Юрий отдыхает после наряда». Мы злились, но понимали: парень всю ночь провел на границе. Ведь он один из немногих, что остался жив и не был ранен из бойцов заставы Ивана Стрельникова. В 20 лет он стал ветераном, потому тяжесть обучения новичков легла и на его плечи. Наконец мы встретились. Спрашиваю, кем был до армии.
— Окончил техническое училище. Получил профессию слесаря по ремонту химического оборудования. Но поработать не успел.

У него, как и у всех его сверстников, была пока общая для его поколения биография: родился, учился, вступил в комсомол. Своя, личная, могла начаться позже, на заводе. Но он не успел поработать. Он написал первую страницу своей собственной биографии на Даманском. Он открыл ее подвигом.

— Каковы были твои ближайшие планы?
— Отслужить — и на работу. Хотел в армии освоить автодело, чтобы стать еще шофером.

Он прыгнул в окоп, рядом с собой положил ручной гранатомет и стал внимательно осматривать в бинокль противоположный берег Уссури. Ребята из его отделения заняли свои места дальше по окопу. Начался час их службы на границе. Мы не хотели мешать. Мы ушли…»

Источник: фотография Героя Советского Союза Юрия Васильевича Бабанского и отрывок из статьи Леонида Плешакова — архив журнала Смена № 10, май, 1969 г.

Примечание.

  1. Как все быстро меняется, ведь прошло совсем мало времени с 1949 года, когда была написана советская песня в ритме марша и там звучали такие слова:
    «Русский с китайцем – братья вовек.
    Крепнет единство народов и рас.
    Плечи расправил простой человек,
    Сталин и Мао слушают нас…»
  2. В бой были введены не «катюши» как сообщало китайское радио, а реактивные системы залпового огня «Град».
  3. Защитники Даманского в двух боевых столкновениях потеряли 58 человек, тех, кто отстоял границу, чтили и чтят, как героев.

Автор: Марк Миранский

Добавить комментарий