Демонстрации, митинги в Петербурге — Первая мировая война

Первая мировая война между двумя коалициями держав 1914-1918 гг. еще не началась, а уже шли повсеместные манифестации разносословной толпы. Петербуржцы, как и вся Россия, были единодушно возмущены поступившим наглым ультиматумом Австро-Венгрии к Сербии после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда и его супруги Софии Хотек. События разворачивались стремительно, и один ультиматум следовал за другим. Наступил всеми ожидаемый шаг: Германия объявляет войну России.

митинг на Дворцовой площади, 1914 г.

Фото: Митинг на Дворцовой площади, 1914 г., некоторые стоят на коленях, ждут выхода на балкон Николая II.

Теперь манифестации приняли в Санкт-Петербурге грандиозные размеры, вызванные нахлынувшими патриотическими чувствами народных масс. Многие понимали, насколько сложилось серьезное положение — враг силен и нагл, авторитет властей подточен до угрожающего предела, предстоит пережить много испытаний.

Правящие круги и церковь старались подменить лозунги патриотов «За родину!» воззванием «За веру, царя и отечество!», что в определенной части народа вызывало протест, многие не присоединились к демонстрациям, на которых несли царские портреты и иконы. Из толпы иногда слышались реплики: «Как же царь будет воевать, когда жена его немка и окружена немцами?!»

Из воспоминаний В.А. Оболенского: «Толпа двигалась по направлению к Неве, двигалась медленно, ибо местами останавливалась из-за потребности взаимно делиться наплывавшими чувствами. Незнакомые люди затевали друг с другом разговоры, и то там, то тут возникали импровизированные митинги. Говорили не ораторы, а случайные люди, преимущественно из простонародья…

Мы двигались во все возраставшей толпе по направлению к центральным частям Петербурга. По-видимому, никто не задумывался над тем, куда именно мы направляемся…

Только перейдя Троицкий мост, толпа как бы поняла цель своего движения. Раздались голоса: «К Зимнему дворцу!» — и весь человеческий поток устремился на Дворцовую площадь. Когда я, потеряв собственную волю, влился вместе с толпой в эту огромную площадь, она уже была заполнена людьми. Сколько нас было? Может быть, двадцать, а может быть, двести тысяч…

И взоры многочисленной толпы были напряженно устремлены на пустой балкон Зимнего дворца. Наконец, двери балкона распахнулись, и на нем показалась маленькая фигурка Николая II, окруженная придворными в золотых мундирах. Передние ряды стали на колени, и громовое «Ура!» прокатилось по толпе.

Маленькая фигурка несколько раз покивала головой и удалилась. Эта сцена повторялась несколько раз, и с каждым разом я чувствовал, как у меня проходит торжественное настроение. Слишком ярко выступила пропасть, разделявшая окружающих меня на площади людей, из которых добрая половина будет убита или искалечена на войне, и эту кучку мундиров на балконе Зимнего дворца…

Думаю, что не я один, а многие, бывшие в этот день на Дворцовой площади, испытали неприятное чувство, точно в стройном симфоническом оркестре прозвучал фальшивый аккорд. И невольно в душу закрались тревожные предчувствия…»

Дом Германского посольства, Петербург

Фото: Дом Германского посольства, Петербург, 1914 г.

Митинги, протестные демонстрации в Петербурге завершились разгромом германского посольства на Исаакиевской площади. Громили здание посольства дня три, сломали почти все двери, выломали с корнем решетки окон, повыбрасывали из окон мебель и набитые бумагами шкафы, и наконец, сбросили с аттика здания бронзовое олицетворение воинствующей Германии — два тевтона, держащие коней. Разгром германского посольства привлек огромные толпы людей.

Сквер перед Исаакием был начисто вытоптан, на мостовой валялись обломки мебели, куски от железных решеток, бумаги и книги. Разъяренная толпа патриотов выкрикивала ругательства и слала проклятия в адрес кайзеровской Германии и самого кайзера Вильгельма II. Полиция особо не реагировала — полицейские понимали, что попадать под горячую руку возмущенной толпы дело непредсказуемое.

демонстрация в Петербурге, 1914 г.

Фото: Демонстрация, протест в Петербурге, 1914 г. после ультиматума Австро-Венгрии.

23 июля 1914 года «Петербургский листок» написал: «После митинга на Невском проспекте огромная толпа манифестантов с флагами и портретами обожаемого Монарха направилась к германскому посольству. По пути манифестанты бросили несколько камней в редакцию немецкой газеты «Цейтунг» и в расположенный под ней немецкий магазин. С ресторана «Вена» на улице Гоголя манифестанты сняли флаги с подъезда.

У германского посольства манифестантов встретил большой отряд жандармов и конных городовых. С криками «ура» и «долой немцев» толпа прорвала цепь полиции и проникла к зданию германского посольства. В окна посольства посыпались камни… Дружными усилиями они свалили германский герб и сорвали германский флаг. На флагштоке взвился русский флаг… После этого манифестанты перенесли свои действия во внутренние помещения посольства».

Досталось не только германскому посольству в Петербурге, пострадали магазины, кофейни и другие места связанные с немцами.

23 июля 1914 года «Новое время» описывает события: «Разгром немецкой кофейни. Кто-то из толпы крикнул, что на углу Садовой против места, где русские люди ежедневно собираются выражать свои патриотические чувства, помещается немецкая кофейня, из окон которой, быть может, шпионы наблюдают за русскими и доносят своему правительству. Толпа немедленно потребовала закрыть кафе, вошла внутрь и разбила все стекла».

Примечание. Использовались материалы из книги «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов», авторы Д.А. Засосов, В.И. Пызин, заметка из «Петербургского листка, воспоминания В.А. Оболенского, выдержка из статьи газеты «Новое время».

Добавить комментарий