Материалы в СМИ 1987 г. не «лакирующие действительность»

В 1985 году начались не только полномасштабные экономические реформы, запущено, судя по статье Александра Николаевича Яковлева в партийном издании газете «Правда» — «углубление социалистической демократии» и «обновление социализма». В прессе раздавались голоса возмещения «аппарат для народа или народ для аппарата»?

Из телесюжета 1985 года: «Газета «Красноярский комсомолец» стал первым в крае своего рода рупором свободомыслия. Газета, журналисты которой с языка советских штампов перешли на человеческий язык. Смело критикуют, в том числе и власть».

редакция «Красноярский комсомолец»

Фото: в редакции газеты «Красноярский комсомолец», 1985 год.

Из доклада Михаила Сергеевича Горбачева на пленуме ЦК: «Особо следует сказать о социалистической собственности. Произошло серьёзное ослабление контроля — за тем, кто и как распоряжается ею. Она нередко разъедалась ведомственностью и местничеством, становилась как бы «ничейной», бесплатной, лишённой реального хозяина, во многих случаях стала использоваться для извлечения нетрудовых доходов».

В СМИ стали «лавинообразно» появляться смелые и честные материалы не «лакирующие действительность».

1.01.1987, «Московские новости»: «В Новосибирске группой социолога и экономиста академика Татьяны Ивановны Заславской проводилось исследование, которое показало: 8,8% населения страны не дотягивают от зарплаты до зарплаты, 24,2% зарплаты хватает лишь на самые необходимые расходы».

В Литературной газете выходит статья Дмитрия Сергеевича Лихачева под заголовком «Тревоги совести»: «У нас должен присутствовать единственный страх: страх лжи. Вот тогда и будет в нашем обществе здоровая нравственная атмосфера».

Не отставали от центральных изданий и заводские газеты, которые издавались небольшими тиражами на всех крупных предприятиях в Советском Союзе. В 1987 году многие предприятия стали переходить на полный хозяйственный расчет и самофинансирование.

Советуем вам почитать заметку из газеты «Кабельщик», где критика ситуации на производственном объединении «Севкабель» просматривается в каждой строчке. Интересно, как относилось «большое начальство» заводов на «разгромные статьи» работников?

Пессимизму вопреки — проблемы молодого рабочего

старший мастер завода «Севкабель» В. ДубровскийНа «Севкабель» я попал не с институтской скамьи. За плечами был год работы на заводе низковольтной аппаратуры, научивший меня пользоваться документацией, взаимодействовать со вспомогательными службами…

И когда я пришел сюда, то как технолог поначалу просто поразился «бездокументной» работе ОГТ совместно с технологами цехов. Здесь, как правило, не утверждают на текущий год технологические инструкции, конструкции, режимные таблицы. Не проработана система прохождения извещений по изменению документации в цехе. Мероприятия по устранению брака или поломок оборудования согласовываются не службами-исполнителями, а с теми, кто контролирует исполнение. Поэтому исполнитель, если и знает сроки выполнения, то за них не отвечает.

По приходе на завод меня назначили старшим мастером цеха № 12. В общем-то, это немалое доверие к молодому специалисту. Но… должностных инструкций на заводе нет. С трудом удалось «достать» типовые должностные инструкции, но они не отвечали на вопросы, возникающие в кабельном производстве. Как же работать — по традиции? Но на «Севкабеле» традиционной стала текучесть старших мастеров. И 16-е отделение второго цеха, где я сейчас работаю, не исключение. Не держатся на этой работе люди. Да и за что держаться?

Оборудование в отделении безнадежно устарело: и морально, и физически. Например, негодность битумных ванн составляет 70%. А новые ванны не устанавливают, несмотря на неоднократные обращения в компетентные службы. Число поломок на таком оборудовании выходит за рамки приличия. Только за первую половину октября по причине поломок станки № 2 и № 1-89 потеряли каждый по семь станкосмен. В плановом исчислении это 55-60 км силового кабеля. Нередки простои и из-за недопоставки материалов, не говоря уж об их качестве.

Централизованной информации о наличии материалов на складе в объединении нет. Чтобы узнать, что там имеется, нужно «поймать» кладовщицу, открыть склад и посмотреть самому, а зачастую и потрогать руками, поскольку на глаз можно положиться не всегда: загрязненный до неузнаваемости порошок может оказаться и тальком, и цинковыми белилами, и мелом…

Ко всему этому в отделении хронически протекает крыша, создавая не только, мягко говоря, неуютные условия для работы, но и пожароопасную обстановку. Однако паросиловой участок словно демонстрирует свое бессилие (насколько я понимаю, дело в том, что рабочих этого участка не сумели материально заинтересовать в ремонте).

Сковывает работу и то, что в объединении не привыкли давать конкретных ответов на вопросы о сроках устранения неполадок. Нет плана предупредительных ремонтных работ (за исключением ППР, проводимых в 15-м цехе), не чувствуется «твердой руки» руководителя вспомогательных служб. И таким образом вспомогательные службы просто дискредитируют работу мастера. У рабочего же свое понимание на этот счет: «А чего ты стоишь, если ванну заменить не можешь!» — и он тоже по-своему прав.

Работа с людьми дается нелегко. Характеры у всех разные, вдобавок все подчиненные старше меня по возрасту, опытнее, и старших мастеров они столько на своем веку перевидали, что привыкли действовать по-своему. Например, в отделении стало чуть ли не традицией просить день-два отпуска без содержания заработной платы. Я — отказываю принципиально, однако при условии последующей отработки практически всегда иду навстречу, поскольку прекрасно понимаю, что в конце месяца я сам же буду вынужден просить рабочего выйти сверхурочно.

Кстати, о сверхурочных. На каждом профсоюзном собрании нас «чистят» за них, точнее — за перерасход заработной платы. На мой взгляд, профсоюз должен, прежде всего, вскрыть причину сверхурочных работ, посмотреть, в каких условиях мы работаем, а потом делать выводы.

Мы как-то подсчитали, что при условии нормальной работы станков и бесперебойного снабжения материалами и полуфабрикатами отделение могло бы давать 560-600 км кабеля, то есть перевыполнять план в полтора раза! Но пока это из области фантастики, и совершенно непонятно, как при таком положении дел мы сможем перейти на хозрасчет.

Понятно, что с пессимистическими настроениями мне не пришлось бы работать старшим мастером. Я надеюсь, что с переходом на хозрасчет все службы завода, включая и цеха, научатся планировать и распределять свою кормилицу-работу!

В. Дубровский, старший мастер 16-го отделения цеха № 2. 20 ноября 1987 г. Газета «Кабельщик» производственного объединения «Севкабель».

Дополнение. Жесткая критика советской действительности «на грани фола» существовала, не только начиная с середины 1980-х. Недавно просматривал сатирический художественный киножурнал «Фитиль» с 1960-х годов и разоблачительных сюжетов там огромное количество.

Добавить комментарий