Яков Смушкевич. Каким я его знала?

Дважды Герой Советского Союза Яков СмушкевичПрочитала очерк о дважды Герое Советского Союза Якове Смушкевиче, и захотелось немного дополнить, ибо знала, наблюдала Смушкевича в один из важных периодов его жизни.

Было это в Витебске, в начале 30-х годов. Витебск — город, считавшийся белорусским, был, в сущности, интернациональным. Здесь в неизменной дружбе сосуществовали русские, белорусы, поляки, литовцы, немцы, евреи, латыши.

Не могу судить в силу каких причин, но город этот был авиационным центром страны. В пору, когда авиация в Советском Союзе особенно интенсивно развивалась, именно в Витебске располагался большой парк самолетов, действовали несколько аэродромов, причем направленность была только военно-оборонной.

Можно сказать, что город жил авиацией. Авиабригада определяла его повседневный быт, местную промышленность, в некоторой степени и культуру. Летчики — молодые крепкие парни женились на местных девушках.

Причем интерес избранниц диктовался также и материальными соображениями. Время было голодное, за хлебом стояли в очередях, а летчики получали пайки, даже с деликатесами. Вспоминаю, как в таком пайке, подаренном Смушкевичем моим родителям, впервые увидела красную икру, попробовала, сморщилась и попыталась выплюнуть как совсем невкусную, горькую.

Хотя возле аэродромов были казенные жилые постройки, большинство летчиков снимали комнаты у местных жителей, об отдельных квартирах тогда и не мечтали. В такой комнате старого одноэтажного дома в Тадулинском переулке поселился и Яков Смушкевич, когда его назначили командиром витебской авиабригады. В доме не было никаких удобств. Даже водопровод не действовал в морозные дни. Рядом находился дом моих родителей, комнату в котором снял комиссар авиабригады Павел Минков.

Комиссары тогда в воинских частях были ведущими фигурами, их побаивались, они многое определяли. Вероятно, поэтому Яков Смушкевич очень часто появлялся в нашем доме, иногда и ночевал у Минкова. Жена Смушкевича Бася Соломоновна подружилась с моей матерью, а я — с дочерью Смушкевичей Розой.

Смушкевич был прост, общителен, с отцом моим выпивал по рюмочке: высокий чин ни в чем не сказывался. Привлекали в Смушкевиче человеческие качества, черты характера. Он был прост, общителен, скромен. Видный мужчина, он был верен своей Басе Соломоновне, очень любил дочь Розу. Никого не удивляло, что командир авиабригады довольствовался комнатой, а жена его ходила с моей мамой на соседний рынок, чтобы купить подешевле щуку, которую потом фаршировали и которой мы все лакомились.

Иногда Яков уезжал. Куда — даже жене не объявлял. И она привыкла терпеливо ожидать его возвращения. Хорошо запомнился длительный отъезд в 1936-1937 годах. Об Испании не говорилось. Никакой связи с мужем Бася Соломоновна не имела. Жила очень скромно. Роза Смушкевич часто оставалась у нас. Тревоги Бася Соломоновна не испытывала, во всяком случае, её не показывала.

Яков Смушкевич показывает командованию остатки от японского самолета

Фото: Яков Смушкевич показывает командарму 2-го ранга Г.М. Штерну (рядом комкор Жуков) остатки от японского самолета. Халхин-Гол. 1939 год.

Так прошло, помнится, около года, пока Яков не появился в Витебске и объявил, что получил назначение в Москву. Выдвижение не было необычным: тогда карьеры разворачивались быстро, а у Смушкевича для этого были многие основания и, главное, самоотверженность, опыт, честность, непоказная храбрость, знание всех сторон авиационной техники.

Яков Смушкевич с женой и дочерью

Фото: Яков Владимирович, Бася Соломоновна и их дочь Роза.

Провожали Якова Смушкевича, что называется, всем витебским миром. Моя мать помогала Басе Соломоновне в сборах: совсем немного вещей было у блестящего руководителя-летчика. И уезжали без привилегий: в общем вагоне московского поезда.

Теперь ясно, что витебское шестилетие имело большое значение в судьбе знаменитого авиатора. В Витебске он приобрел тот огромный разносторонний опыт, который позволил ему и в Испании, и в Монголии, и на родине проявить себя, стать выдающимся военным деятелем.

Земляки продолжали переживать за его судьбу и тогда, когда он уже был дважды Героем Советского Союза, и, когда его, после операции на носилках из больницы увезли в тюрьму… После войны город, где жил Смушкевич, стал иным, но хочется, чтобы памятные места были восстановлены: слава Героев должна сохраняться повсеместно.

Автор: Софья Михайловна Хентова (1922-2002), профессор Петербургской консерватории, доктор искусствоведения, биограф-исследователь творчества Дмитрия Шостаковича, автор многочисленных монографий и книг. № 6 (30) газета «Хэсэд, Шалом» 2000 год.

Добавить комментарий