Всеволод Азаров: Сердце на ладони

Всеволод Борисович Азаров Грозной осенью 1941 года, в крепости Кронштадт, которую тогда по праву называли огневым щитом Ленинграда, в типографии газеты «Красный Балтийский флот», был отпечатан тираж маленькой книжечки фронтовых стихотворений «Отстоим Ленинград!».

«Славные воины Красной Армии! Бейтесь с врагом, не щадя своей крови и самой жизни!»

«Отстоять город Ленина во что бы то, ни стало!»

«Истребить гитлеровских головорезов, как бешенных псов!» — таковы были заголовки в газетах блокадного Ленинграда. В маленькой газете Кронштадтского укрепленного сектора «Ленинец», в которой я тогда служил, стихотворный заголовок призывал:

«Ленинград! Город-крепость, город-герой
Не повергнуть фашистам во тьму,
Мы, твои сыновья, мы гордимся тобой,
Мы тебя не сдадим никому!»

И первый выпуск издаваемой Политуправлением Краснознаменного Балтийского флота (сокращенно — Пубалт) серии «Боевая краснофлотская поэзия» призывала к тому же.

Эти книжки начали выходить вскоре после того, как ценой неимоверных испытаний боевому ядру Краснознаменного Балтийского флота удалось совершить героический переход из пылающего Таллина в Ленинград, в Кронштадт.

Полчища врагов стремились к Ленинграду. Жерла пушек кронштадтских фортов неустанно, ночью и днем, раскаляясь до предела, били по скоплениям фашистов. С кораблей уходили на сушу воины морской пехоты.

Храбрые балтийские летчики с простреливаемых, подвергавшихся вражеской бомбежке аэродромов поднимались в небо на боевые вылеты. И книжки «Боевой краснофлотской поэзии» становились как бы хроникой этих событий. И не только хроникой, а участниками изнурительных осенних боев.

«На серых фортах и в окопах землистых,
В курчавы седых облаках —
Вперед, комсомольцы! Вперед коммунисты!
Добудем победу в боях!»

Так писал в первом выпуске один из редакторов и организаторов серии, военный журналист, литературный критик Анатолий Тарасенков.

Обнаруживая «железки» строк «в курганах книг, похоронивших стих», мы и сегодня, по крылатому слову Владимира Маяковского, оцениваем их «как старое, но грозное оружие».

Итак, возвратимся в то время, войдем в кронштадтский старинный дом, в кабинет начальника культмассового отдела Пубалта полкового комиссара Михаила Терентьевича Мельника. Молодой Анатолий Тарасенков, худощавый, стремительный Николай Браун обсуждают вместе с ним план новой серии. Когда-то Маяковский просил печатать его книжки «летучим дождем брошюр».

Боевая краснофлотская поэзия, выпуск № 15, апрель 1942 г.Книжечка, которую можно уместить на ладони, спрятать в кармане бушлата, кителя или гимнастерки, прочитать перед боем, во фронтовой обстановке, — такова была идея серии. Вернее — рабочая ее установка. А идея у всех защитников Ленинграда была одна — остановить, обескровить, уничтожить врага, посягнувшего на нашу Родину. И ей, этой идее, в меру своего таланта, умноженного на патриотизм, и служило острое поэтическое оружие.

Когда я вспоминаю эти дни, жгучие и опасные, мерилом для многих из нас, молодых и тогда еще жизненно и творчески неопытных, служил пример нашего «агитатора, горлана, главаря» — руководителя оперативной группы писателей при Пубалте Всеволода Вишневского. Несомненно, что и «Боевая краснофлотская поэзия» родилась по его доброму совету.

Итак, время, место издания, имена организаторов серии «Боевая краснофлотская поэзия» названы. Необходимо сказать теперь о непосредственных ее участниках. Далеко не все они были профессиональными литераторами. Когда гремели пушки, к поэтическому слову часто прибегали и матросы, и летчики, и артиллеристы, и морские пехотинцы.

Когда авторы, редакторы и рабочие типографии создавали эти маленькие книжечки, никто из них и не предполагал, что они станут в ряд редкостных изданий. Нет, не только необычный формат и особенности полиграфического исполнения волнуют нас, а в первую очередь — идейная боевая патриотическая направленность.

В этих книжках — высокие образы гражданственной поэзии. Это стихи Михаила Дудина, Александра Яшина, Николая Брауна, Сергея Спасского. В выпусках серии «Боевая краснофлотская поэзия» мы находим произведения поэтов, отдавших жизнь за Родину, — Алексея Лебедева, Юрия Инге и их младшего товарища Василия Скрылева.

Особое место в сборниках занимают песни, которые, скажу без преувеличения, пела вся Балтика. Помню, как любили моряки-балтийцы песни Николая Брауна «Как на зорьке застучали молотки» и Александра Фидровского «Эх вы, ленты — золотые якоря!». Маленькая поэтическая летопись, создававшаяся в самое тяжелое для Ленинграда время, проникнута оптимизмом, она жида предвестием Победы.

Стихи-исповедь, стихи-лозунг, стихи-дневник, стихи-плакат… Яркость и многообразие жанров поражают! И юмор, и сатира тоже были на вооружении у флотских авторов. Характерно, что уже пятый сборник серии, вышедший в ноябре 1941 года, когда враг был остановлен у стен Ленинграда, был назван «Балтфлот смеется»!

«Геббельс врет, как сивый мерин.
Этот факт уже ненов.
На его живом примере
Мы писали про врунов.
Но врунов сорта различны:
Тот без толку чушь несет,
Тот, краснея, врет тактично,
Тот художественно врет.
Геббельс — это врун особый.
Многим прочим не чета.
Перед этою особой
Все другие — мелкота!» (Николай Браун. Из выпуска № 5. «Балтфлот смеется»)

В «Боевой краснофлотской поэзии» печатались не только произведения защитников Ленинграда, но и стихотворения, доставленные с Большой земли, — в разных выпусках серии мы встречаем стихи москвича С. Болотина, дальневосточника Г. Халилецкого.

О книжках серии «Боевая краснофлотская поэзия» уже немало написано. В своей статье «Стихи-бойцы» К. Грищинский пишет: «В Ленинграде мне удалось отыскать бывшего работника Политуправления КБФ, полковника в отставке Михаила Терентьевича Мельника. В первый год Великой Отечественной войны полковой комиссар Мельник редактировал все выпускавшиеся Пубалтом издания — брошюры, плакаты, агитационные листовки блокадных дней».

Вот что рассказал К. Грищинскому М.Т. Мельник:

«Сейчас уже трудно вспомнить, кто первый из наших литераторов предложил их издавать (речь идет о книжках серии «Боевая краснофлотская поэзия». — Вс. А.). На кронштадтских фортах, в авиачастях, в кубриках боевых кораблей, на подлодках — всюду ощущалась тяга к поэтическому слову. Газетную вырезку со стихами прятали в карман бушлата или гимнастерки, а то и в рундучок, где хранились самые заветные письма…

Собирать материал для сборников в обложках то серого, то зеленого, то розового цвета было нетрудно: кое-что бралось прямо из газет, а многое приносили сами авторы. Ни о каких гонорарах и речи не было. Стихи шли в бой, и это приносило огромное удовлетворение. Однако наладить издание было очень сложно: бомбежки Кронштадта и Ленинграда создавали массу препятствий…

Чтобы выйти из трудного положения с задуманным изданием, нужно было чем-то помочь людям. Просишь типографа набрать стихи — надо раздобыть ему хотя бы немного сухарей. И человек, дыша на иззябшие руки, по буковке, по запятой начинает заполнять шрифтом верстатку. Не за сухарь, конечно, трудились полиграфисты. Они знали, кому нужны эти книжки, в чем их сила…

Редактировалась краснофлотская «антология» вначале в Кронштадте, а потом в Ленинграде — в здании на 11-й линии Васильевского острова, где разместились сперва штаб флота и Политуправление. Но вскоре гитлеровцы обнаружили эти объекты и усилили обстрелы района. Штаб КБФ и Пубалт перебрались на Петроградскую сторону. Здесь, на Песочной улице, в помещении Электротехнического института имени В.И. Ульянова-Ленина издатели продолжили свою работу.

С тех пор ни разу в руки не попадалась ни одна из книжечек краснофлотской поэзии, выпущенных с моим скромным участием… Для меня большое счастье знать, что наша деятельность не забыта».

В Государственной Публичной библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина есть только тринадцать выпусков этой серии, в отделе редких книг Ленинской библиотеки — двенадцать. Мне посчастливилось сохранить все пятнадцать выпусков «Боевой краснофлотской поэзии».

Автор: Всеволод Борисович Азаров (1913-1990). При рождении Илья Борисович Бронштейн. Советский драматург, публицист и поэт. Родился в Одессе, с 1930 года проживал в Ленинграде. Во время Великой Отечественной войны был военным корреспондентом, участвовал в снятии блокады Ленинграда. Автор сборников послевоенной лирики «Свет маяка», «Крутая волна», «Голоса моря», «Солнце и море», «На Марсовом поле». Много лет являлся руководителем литобъединения «Путь на моря».

Добавить комментарий