«Самоизоляция» в блокадном Ленинграде

Лопухинский сад, сад им. Дзержинского - памятникПандемия продолжает «гулять» по миру и в связи с этими обстоятельствами, так как нахожусь в группе большого риска, сижу дома в режиме самоизоляции. Когда эта «петрушка» закончится? Никто не знает. Надоело это «вирусное дело» изрядно.

А ведь фактически самоизоляция была в блокадную зиму 1941-1942 года. Хоть и такое сравнение не совсем корректно, но есть и похожие моменты.

Отопление с помощью «буржуйки». В комнате тепло только пока она топится, а ночью – колотун. Как правило, спали в одежде. Зима стояла суровая…

Что заставляло появляться на улице? Необходимость получить по карточки крохи хлеба, что было непросто. Нужно отстоять, как правило, большую очередь. Во время одной из таких очередей моя мама упала в голодный обморок…

Не работала канализация. Все эти дела в горшок. А куда деть эти продукты жизнедеятельности? Выбрасывалось во двор. В коммунальной квартире, мы жили на Кировском проспекте д. 45. Два входа: парадный с проспекта и черный вход со двора. В дореволюционные времена называли входом для прислуги.

Представляете, что творилось во дворе? Вообще система канализаций появилась в городах не так давно. Мне вспоминается веселая американская музыкальная комедия «Три мушкетёра» 1939 года. Идут мушкетёры с Д’Артаньяном горланя песню, а на них из одного из окон вываливается ушат нечистот.

Кстати, музыку к этому фильму написал один из четырех братьев Покрасс - Самуил, который эмигрировал в США и работал в Голливуде. Дмитрий и Даниил Покрасс – авторы таких популярных мелодий к песням как «Москва майская», «Три танкиста», «Если завтра война», «Казаки в Берлине» и др.

За водой ходили с санками в сад имени Дзержинского (сейчас Лопухинский), что находился на берегу «Малой Невки», до 1993 года там стоял памятник «железному Феликсу» работы скульптора Крыжановской. Жили на 1 этаже.

Мне одиннадцать лет, сестра на 6 лет старше. Смотрим в окно, а по улице через каждых 5-10 минут кто-то везет на санках труп, завернутый в какую-нибудь материю… Зрелище не для слабонервных, но люди привыкают ко всему.

Попалась под руки старинная кулинарная книга с рецептами. Зачем-то сестра решила мне их зачитывать. Эта книга сохранилась. Вот пару рецептов из нее:
Французский торт: «Взяв кварту сладкого рому, несколько разбитых желтков яичных, сухаря два толченых, сахару, корицы, изготовленной в сахаре цитронной корки, четверть фунта толченых фисташек. Все вместе мешать на жару до получения густоты, а после, остудив, сделать поддонок из слоистого теста в сковороде и, положа туда начинку и покрыв ломтиками масла, испечь».

Невольно вспоминается известная фраза, приписываемая Марии-Антуанетте, которая узнав, что народ голодает, нет хлеба сказала: «Пусть едят пирожные!».

А весной 1942 года дворы были расчищены от всяких нечистот. Не было эпидемии. Это огромная заслуга тогдашних ленинградских властей и медиков. Когда потеплело люди стали все-таки появляться на улицах.

Добавить комментарий