Ленинградская весна 1944-го — Всеволод Азаров

«В гнёздах птиц и пулемётов,
В даль небес, в моря влеком,
Ты в двадцатый раз, в двухсотый
Правишь тризну над врагом.
Неломающийся цоколь
И негнущийся булат —
Город вечности — Петрополь,
Город жизни — Ленинград!»

…Подъезжаем к Триумфальным Нарвским воротам, они были воздвигнуты нашими прадедами в честь 1812 года. А теперь, когда бойцы Ленинградского фронта возвращаются победителями в родной город, кажется, что эти колонны воздвигнуты в их честь, что это их осеняет своими крыльями Победа.

Нарвские ворота. Ленинград 1944 год, фото Б. Кудоярова

У Нарвской заставы — самоходные пушки идут на фронт. Фото Б. Кудоярова

В городе много перемен. Людям, не бывавшим в Ленинграде в течение последних месяцев, изменения особенно заметны.

На улицах появилось множество детей, которых родные прежде прятали от обстрелов. Весёлые, розовощёкие, они хлюпают по весенним лужицам сквера. Невский проспект заполнен пешеходами. Трамвайные остановки водворены на прежние места. Но на асфальте на углу Невского и Садовой, у Литейного, на площади Искусств выбоины: здесь пролита невинная кровь ленинградских женщин, стариков, детей.

По проспекту ведут пленных немцев. Ведут мимо арки Главного штаба, мимо Исаакиевского собора, по которому они ещё недавно стреляли как по ориентиру. Немцы мечтали пройти по нашему городу, и вот теперь их желание исполнилось: они проходят по городу под клинками тысяч ненавидящих, гневных глаз!

Пленные немцы. Ленинград 1944 год, фото Б. Кудоярова

Пленные немцы на улицах Ленинграда. Фото Б. Кудоярова

Ленинград прекрасен. Он удивительно подтянут и чист. Тротуары выскреблены до блеска.

В городе идут большие восстановительные работы. Одним из первых реставрировано разрушенное фашистской бомбой крыло Театра оперы и балета имени Кирова. Скоро опять взмахнёт палочкой знакомый седой дирижёр, в зал хлынет музыка Чайковского, ленинградцы увидят Галину Уланову.

Восстанавливается здание Главного адмиралтейства. Это сама история флота, символ города — отчеканенный на медалях «За оборону Ленинграда». Десятки фашистских бомб и снарядов изранили замечательное творение великого зодчего Захарова.

Восстанавливается зал Адмиралтейств-коллегии, чья ценнейшая роспись была повреждена. Без специальных лесов на узком карнизе стоит скульптор Траупянский: он реставрирует барельефы работы знаменитого русского скульптора Теребенёва.

Игла Адмиралтейства ещё закрыта защитным чехлом, но близок час, когда она засверкает, как золотой меч, выхваченный из ножен. Настанет день, когда и Пётр I, откинув ненужные ему более защитные мешки с песком, снова появится над Невой.

В Ленинграде закрашивают плакаты-предупреждения об опасности. Фото Б. Кудоярова

Плакаты-предупреждения об опасности артиллерийского обстрела больше не нужны, — их закрашивают. Фото Б. Кудоярова

Ветер с Балтики бьёт в лицо, нежная весна над городом.
На главных улицах люди хлопочут у фонарей: восстанавливается освещение основных магистралей. Мы идём мимо Октябрьского вокзала. Паровозный гудок! «Через пять минут скорый поезд отправляется в Москву!» Сердце дрогнуло от волнения.

Проспект ведёт нас дальше, к Лавре — усыпальнице Александра Невского, Суворова, сотен замечательных людей. К простой солдатской могиле Суворова подходят гвардейцы. Воины опускаются на колено — они сдержали клятву Суворову, клятву родине, они сберегли Ленинград.

Всеволод Азаров, март, 1944 года (с сокращениями). Источник: архив журнала Смена — smena-online.ru/archive

Добавить комментарий