Даниил Шургальский

Даниил ШургальскийДаниил Шургальский родился 12 сентября 1972 года в Кишиневе. С 1979-1981 года жил в Куйбышеве (Самара). В 1981 году переехал в Магадан, учился в школе №7. В 1994 году окончил Хабаровский политехнический институт (факультет Автомобили и автомобильное хозяйство), учился в МБИ (Международный банковский институт) и СПбГУ (Санкт-Петербургский государственный университет).

Работал в издательском доме «Автомедиа», КБ «Дмитрия Парфенова», ОАО «Балтийский Алюминий», Родос М, с 2010 года работает в ООО «ФАКТОРИЯ ЛС». Занимается независимым и некоммерческим кино, автор многочисленных стихов, исполнитель авторских песен.

Статьи:

Интервью Даниила Шургальского журналу «Петербургский музыкант», февраль 2009

Не смотря на патриархальный устой нашего общества, все в нем делается ради женщин, для женщин и из-за женщин. Именно слабая половина человечества является для сильной половины и тем самым двигателем прогресса, и Музой, и восторженной аудиторией.

Вот и творческий путь автора-исполнителя Даниила начался с …неразделенной любви. Если плохо хорошему человеку, живущему в Америке, то он начинает писать блюз. Если плохо нашему соотечественнику, — он берет в руки гитару и начинает писать песни.

Даниил, вы учились петь и играть на гитаре?
— Нет, ни тому, ни другому я не учился. Пел я с детства, и всегда хотел научиться играть на гитаре! Мой отец немного владел 7-струнной гитарой, а на классической испанской гитаре он знал лишь три, так называемых «блатных» аккорда. С них и началось мое знакомство с этим замечательным инструментом. Первое время я и понятия не имел ни о нотах, ни о том, что такое «барэ», но трех аккордов хватило ненадолго. В школе мне предлагали стать вокалистом два коллектива, которые отчетливо разглядели во мне вокальные перспективы, но я так хотел играть на гитаре, что отказался, о чем сейчас сожалею.

Вы помните свою первую гитару?
— Их у меня было несколько и большинство я собрал сам. На тот момент единственные инструменты, которые можно было приобрести в музыкальном магазине г. Магадана - были всем известные “советские балалайки” за 18 и 22 рубля. Причем люди частенько ломали и выбрасывали такие гитары на помойки, а я собирал запчасти, пытаясь из нескольких инструментов сконструировать что-нибудь более удобоваримое. Увеличивал “мензуру”, изготавливал собственные порожки, подтачивал лады, модернизировал колки, экспериментировал со струнами. Намучился изрядно, но это меня закалило и уж точно не отбило охоту осваивать гитару.

Когда у вас появился первый серьезный инструмент?
— В Магадан как-то завезли несколько гитар с пластиковой нижней декой ленинградского завода «Муза». Вот одна из этих гитар и стала моим первым серьезным инструментом. Как сейчас помню: 58 рублей - немалые деньги на тот момент. У меня стипендия была 75 р. Но оно того стоило. Появились совсем другие ощущения от игры! Это был новый виток творчества, вызванный сменой инструмента. Так будет и впредь: новый инструмент - новые силы для сочинительства.

А на 12-струнке вы играть не пробовали?
— Первое знакомство с таким инструментом было довольно странным. Мы с ребятами из школьного ВИА тогда лишь слышали о том, что есть гитары с 12-ю струнами. Как-то на одну из электрогитар, врезав в перо грифа три колка (как раз из моих запасов), мы поставили парные нижние 3 струны. Настроили в унисон, и звук оказался просто фантастический! Я тогда, помнится, сразу начал 4 песни. А первая настоящая 12-струнная гитара, что побывала у меня в руках, была самарского производства. Но общение с этим инструментом не задалось, и я ее продал.

На каком инструменте лучше всего сочинялись песни?
— Как-то я купил в комиссионке за 5 рублей полуакустическую гитару. Она была советского производства, но очень красивая и с отличным звуком. Она могла звучать довольно тихо, но звук ее был удивительно глубокий! Поскольку песни, в основном я сочинял ночью, то на такой тихой гитаре, я мог спокойно бренчать прямо в постели. Так и спать ложился: под подушкой тетрадка и ручка, а у изголовья гитара. Очень много песен мне помогла сочинить эта гитара. Именно на этом инструменте я сочинил очень важные песни в моем творчестве: «Обо всем хорошем», «Сны», «Ты и я». И вот эту самую гитару, переезжая из Магадана в Питер, я оставил другу. До сих пор с нежностью вспоминаю об этом инструменте. Одно время даже пытался найти похожий, но не получилось.

Как у вас сложилось с творчеством в нашем городе?
— Поначалу было тяжело. Без друзей, без знакомых, чужой город. Какое-то время не мог ничего сочинять. Со мной в Питер переехала «музовская» гитара, но в контейнере дека треснула. За починкой обратился на завод «Аккорд», но, поскольку треснул пластик, мне посоветовали обратиться туда, где была изготовлена эта гитара. Так я попал на завод «Муза» где познакомился с прекрасным гитарным мастером Валерием Челюскиным. Тогда я даже и мечтать не смел о мастеровом инструменте. Валерий оказался потрясающим человеком и настоящим мастером. Наверно, благодаря редким душевным качествам и без преувеличения золотым рукам, его инструменты звучат просто божественно!

Вы заказали ему инструмент?
— Да, Валерий мне сделал акустическую гитару с пьезо-датчиком. Это случилось 10 лет назад и эта гитара все еще со мной. С ней же я попал на прослушивание в КСП «Меридиан», по итогам которого меня удостоили чести представлять Санкт-Петербург на VI Международном Фестивале Авторской Песни «Петербургский аккорд - 2006».

На конкурсе вы выступали с гитарой мастера Челюскина?
— Да, но уже с другой. Я заказал Валерию классическую 12-струнную гитару, которая была готова за месяц до конкурса. Правда, там этот инструмент меня немного подвел: несмотря на жесткий кейс строй у нее «поехал» в самый неподходящий момент — во время выступления. Впрочем, это было ожидаемо, поскольку инструмент новый и еще не достаточно сыгран. И тем более это не смогло омрачить ту эйфорию, которую я испытал, выступая перед легендарным Александром Городницким, и заслужив похвалу от Григория Гладкова.

Даниил, вы принципиально пренебрегаете теперь фабричными инструментами?
— После знакомства с Валерием — да. Конечно, фирменные гитары хорошо звучат, но они стандартные. Я - эмоциональный человек и мои творческие порывы зависят от эмоций. И когда я беру в руки гитару такого потрясающего мастера и человека, ко мне как бы передается все то хорошее, что он вложил в инструмент. Так что получается, что каждый раз, когда я играю, Валера мне помогает. А фирменную гитару можно купить, но даже очень дорогой инструмент все равно придется дорабатывать, доводить до ума, приспосабливать к себе.

Вы уже задумываетесь о новом инструменте?
— Да, у Валерия есть идея гитары оригинального дизайна, и я надеюсь, что у нас получится воплотить этот проект в жизнь.

Даниил, в какой микрофон вам нравится петь?
— Честно говоря, в этом вопросе я не очень-то разбираюсь, но понимаю, что каждому вокалисту необходимо иметь свой микрофон. Многие советуют мне начать с Shure. Знаю, что этот брэнд проверенный и достаточно бюджетный. Как-то меня записывали на отечественный микрофон «Октава» и результат мне очень понравился. Приходилось мне петь и в микрофон Beringer, звучит, говорят, тоже неплохо. Но я еще выбираю правильного помощника для своего голоса.

Какие у вас планы на будущее?
— Очень хотелось бы записать альбом. Песен много. Сейчас с другом работаем над аранжировками. Когда соберем альбом - буду искать студию, чтобы качественно прописать вокал. Работы еще много, но и желание выпустить своих детей, свои песни на волю очень сильное.

Даниил, раскройте секрет, почему у вас песни, в основном, грустные?
— Часто мне задают этот вопрос. Ответить могу так: «Радость беру себе, а боль отдаю бумаге».

Добавить комментарий