В. Курбатов — работы Карла Росси в Петербурге

Портрет К. России, художник Бенуа-Шарль МитуарПри Екатерине II был объявлен конкурс на составление рационального плана столицы. Были конкурсы на устройство отдельных частей столицы, однако почти всё или многое не шло дальше проектов. Лишь при Александре I началась действительная перестройка по строго выдержанному плану.

В начале этого царствования Кваренги выполнил грандиозные замыслы Институтов и Мариинской больницы, Воронихин возводил Казанский собор и Горное училище, Тома де Томон получил заказ на Биржу, Захаров начал Адмиралтейство… Но все это было лишь предвестием грандиозных застроек в одном стиле целых участков города, что пришлось выполнить гениальному Карлу Ивановичу Росси (1777-1849) во вторую половину царствования Александра I, когда Петербург был не только столицей империи, но и резиденцией победителя Наполеона.

Сын итальянской балерины и неизвестного отца, Росси, ребенком попав в Россию, как воспитанник архитектора Бренна с малых лет вращался в кругу зодчих. В 1814 году он попал в Петербург…

К этому времени сошли со сцены все большие мастера предыдущей эпохи: Воронихин, Кваренги, Захаров, Томон. На работах в Павловске он находился под влиянием Камерона, в Академии — под влиянием Баженова.

К. Росси был строителем в лучшем смысле слова, так как искал прежде всего гармонию каменных масс: последовательное изучение как петербургского, так и европейского зодчества позволяли ему справляться с любым приемом… Первой работой Росси в окрестностях Петербурга был навес под памятником Александры Павловны. Эта работа навеяна произведениями Камерона и Воронихина. Проект Розового павильона для празднеств напоминает приемы Баженова…

В 1818 году в творчестве К. Росси происходит перелом. Росси участвовал в перестройке Аничкова дворца, а снаружи добавил решетку и два небольших павильона со стороны Невского проспекта и площади. Почти одновременно была начата перестройка Елагина дворца из бывшего на его месте барского дома, постройка на острове служебных зданий и беседок…

В двадцатых годах начинается самый блестящий период деятельности Росси, а вместе с тем и исключительный в истории архитектуры (период стремления к согласованию целых групп построек). Это были сооружения:

  1. Арки Главного штаба,
  2. Михайловского дворца и улицы,
  3. Площади Александринского театра и Театральной улицы.

Самою совершенною постройкой Росси, а вместе с тем и всего классицизма и новоримского стиля является арка Главного штаба. Необходимость достойного украшения площади Зимнего дворца чувствовалась уже давно. По плану Фельтена постройки были расположены полукругом, но не были еще согласованы, лишь в 1819 году Росси было поручено переустройство южной части площади. Это было им закончено к 1827 году, а в 1825-1832 годах прибавлено здание Министерства финансов со стороны Мойки, и только в 1847 году закончен угол Мойки и Адмиралтейского проспекта.

Арка Главного штаба, старое фото

Здание не только протянуто по площади (250 саж.), но имеет громадный фасад по Мойке (120 саж.), выдержанный приблизительно в том же стиле и размерах. Задача Росси была одною из самых трудных, так как здание протяжённостью превосходило Адмиралтейство вдвое, а вогнутый фасад не позволял присоединить к нему портики.

Оставалось стремиться к возможной простоте и ясности композиции и сосредоточить весь эффект в триумфальной арке. Гранитный цоколь здания высок, и в нем находятся все подъезды, не отмеченные даже портиками. Первый этаж рустрирован, над ним проходит меандровый фриз. Окна второго этажа высоки, между колоннами полуциркульны, а в остальных участках имеют прямые наличники с консолями.

Окна третьего этажа наличников не имеют. Сбоку арки и на прямых фасадах вдоль Адмиралтейского проспекта помещены коринфские колонны, без канелюр, как это любил Кваренги, но несколько более стройные. Росси дал арке, служащей для проезда на Большую Морскую улицу, такой размах, который заставляет вспоминать о размерах Константиновой базилики…

Каждый устой декорирован двумя колоннами, а между ними помещены скульптуры, к цоколю прислонены трофеи. Фриз и карниз, завершающие арку, густо орнаментированы римскими трофеями, но сочинение их далеко от римских образцов. Наконец над аркой помещен небольшой аттик и на нем изумительная группа Победы на колеснице, влекомой шестью лошадьми.

Эта арка по простоте и несложности замысла и по грандиозному впечатлению превосходит все созданное и в древнем, и в новом мире. Можно указать постройки большего размера и пышнее украшенные, но нигде и никогда не была достигнута такая спокойная торжественность, как в сочетании почти однообразной стены, двух пар колонн арки, аттика и группы Победы… Арка Главного штаба является вершиною, к которой двигались зодчие с того момента, когда зародились идеи нового классицизма.

В 1827 году возник вопрос о застройке местности между Аничковым дворцом и Публичной библиотекой. В 1828 году Росси представил проект, по которому часть находившихся здесь складов следовало уничтожить, на месте театра, наскоро выстроенного Бренна, построить новый большой театр и устроить перед ним сквер; здание Публичной библиотеки продолжить, по двум сторонам площади у театра и вдоль новой улицы (Театральной) протянуть два здания и закончить эту улицу полукруглой площадью с круглой церковью у Чернышева моста. Работу удалось в основном закончить к 1835 году…

Эта площадь и театр по строгости эффекта не могут ровняться с совершенством арки Главного штаба, но зато превосходят ее пышностью. По существу эффект Александринки не классичен, но приемы барокко доведены в ней до такого предела согласованности деталей, которые граничат с классицизмом.

Группа построек Михайловского дворца, переделка которых, начатая Росси, в начале состояла из одного дворца с двумя боковыми флигелями. Михайловский дворец является противоположностью Александринского театра, где России стремился к возможной пышности и пользовался приемами барокко. В Михайловском дворце он исходил из классических приемов Кваренги, но придал им такой колоссальный размах, что довел до силы самых торжественных сооружений барокко.

Добавить комментарий